Газета Наш край

ПОД РОСЧЕРК КРЫЛ ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ

Дед Мороз в пещере

Ребят ждал необычный новогодний праздник. С учительницей они поднялись в гору от Караульного быка. На входе в пещеру их ждали инструкторы. Школьникам выдали комбинезоны, налобные фонари — и началось увлекательное подземное путешествие. Держась за поручни, ребята рассматривали натечные образования, о сталактитах и сталагмитах, летучих мышах им рассказывал экскурсовод.

А вот и рисунки древнего человека — доисторические животные, обитавшие в здешних местах.

Много любопытного, как уголок скульптуры из глины, увидели дети в пещере. Но главное событие было еще впереди. Неожиданно в переливе черных ходов, на освещенной площадке, выросли Дед Мороз и Снегурочка. И начался праздник с хороводами и подарками, как на настоящей елке, только под землей.

Такое вот мероприятие придумали для детей активисты городского клуба спелеологов и природоохранного комплекса «Пещера Караульная» во главе с директором — Дедом Морозом Игорем Бурмаком.

Природа под землей

Увлекательное, особое это дело — спелеология. Хобби, которое становится профессией, занятием на всю жизнь. Думал ли о том двадцать лет назад Игорь Николаевич Бурмак, когда молодым радиоинженером пришел в спелеосекцию завода телевизоров? Но выходы в красноярские пещеры, экспедиции на Кавказ, участие в спелеологической жизни страны вывели и сделали его заметной фигурой не краевого, общероссийского уровня.

В стране немного спелеообществ, которые бы инициировали — и это во многом им удавалось — обустройство карстовых полостей под экскурсионно-туристические комплексы. Кунгурская на Урале, Ново-Афонская на Кавказе обустраивались при царе и советской власти и представляли собой долгие годы редкие объекты для экскурсионного посещения.

Кроме уникальной подземной экзотики, массы новых сведений и возможностей — к пещерам прибегают специалисты более 50 областей и направлений науки, в них располагаются лечебницы и чистейшие промышленные производства — открытый подземный мир явил собой немалый вопрос в экологии.

Ищут и разведают пещеры повсеместно любители, спортсмены-спелеологи. В крае благодаря их сообществу обследованы основные карстовые территории, 41 участок. Создан кадастр пещер Красноярского края, переданный в территориальный геологический фонд. Но проникновение людей в первозданно чистые полости, особенно общетуристской публики, ставят их под угрозу загрязнения и исчезновения. Природа пещер уязвима, это совершенно особый биологический мир, и порча его сказывается на поверхности — при разгрузке в ближайшие реки, изменением почв, появлением патогенных микроорганизмов.

Пещеры не закроешь. Но как соблюсти баланс между желаниями рвущихся туда людей и целями сохранения уникальной природы? Над этим больше всего задумываются сами спелеологи. По их инициативе Красноярск стал местом проведения крупных всероссийских конференций по экологии и охране пещер, состоявшихся в последние годы.

Охранять — значит обустраивать

Одной из действенных мер охраны пещер является их обустройство под экскурсионно-туристическое посещение. Подобные попытки предпринимались в крае. В 1977 году по инициативе геологов, известных ученых-карстоведов Р. А. Цыкина и Ж. Л. Цыкиной шесть пещер, в том числе Караульная, решением органов власти были объявлены памятниками природы. А в 1978 году краевым спелеоклубом началось обустройство Караульной пещеры, ее чистка и возведение на входе бетонной стены. Далее без поддержки краевого совета по туризму эта работа закончилась. И вот на новом уровне после природоохранной конференции 2001 года к этой идее вернулись вновь.

Караульная — редкий природный памятник. Находится близ города, в прочных известняках. Не потеряла своей эстетической ценности.

Начиная с 60-х годов эта пещера служила пристанищем и биваком всякого рода туристов. За 40 лет варварской эксплуатации полость превратилась «в помойку». Ее чистили несколько лет активисты городского спелеоклуба, участники экологических лагерей, студенты Красноярского аграрного университета. Сколько сотен, тысяч мешков с мусором, битым стеклом, ржавыми банками и еще бог весть чем вынесли они на поверхность. Но тем показательней видится организаторам идея создания музея в Караульной, превращения, так сказать, «помойки» в экологический образец.

И надо отметить, надежды и чаяния подтверждаются — под краской надписей, отмытых от дыма и копоти сводов проступают новые каролитовые образования. Из-под мусора обнаруживаются гуры, чистейшие ручьи и озера.

Караульную при музеефикации — а спелеологи получили в подарок скелет пещерного медведя — можно превратить в природный, геологический и исторический памятник-музей.

Интересен этот объект для ученых. В 90-х годах под руководством доктора геолого-минералогических наук Ростислава Цыкина проводились наблюдения за микроклиматом для спелеомедицины. Сегодня большая работа по микробиологии ведется под руководством кандидата биологических наук Сергея Хижняка. На материале пещеры — рукокрылых и состоянии экосистем — защищено несколько диссертаций.

Проект оборудования Караульной вынашивался много лет. Он был представлен и одобрен в Кунгуре на 300-летии старейшего в России научного и туристского комплекса. Кунгурцы, как и спелеологи других городов, приезжая в Красноярск, спешили побывать в Караульной.

Инициатива спелеологов была поддержана в крае. Созданием коммандитного товарищества, учрежденного КНИИГиМСом, краеведческим музеем, заповедником «Столбы», городской федерацией спортивного туризма, спелеологическим клубом. А также компанией «Альтамира» — с целью привлечение инвестиций и накопления средств. При этом содержание комплекса предусматривалось за счет доходов от экскурсионной деятельности и проектов учредителей.

Кто строит и кто ломает

И здесь началось противостояние. Тех, кто своими руками приводил в порядок пещеру, и тех, кто привык по старинке в ней «отдыхать». Решетчатая дверь, что установили общественники, была взломана. И хотя подземные ночевки прекратились, противников ее обустройства оказалось немало. Пришлось клубовцам дежурить у пещеры, проводить разъяснительную работу. Вскоре большая часть посетителей оценила меры по спасению пещеры, более того, предложила свои услуги. На Караульную был доставлен трансформатор, решен вопрос освещения маршрутов.

Ставший директором комплекса Игорь Бурмак не предусматривал сопровождение туристов до полного обустройства пещеры. Но после того как на вымытых стенах вновь появились надписи и повредили дорожки, пещеру решили охранять, а посетителей сопровождать. Так на Караульной появился охранный пост со сторожем-пенсионером, начала работать группа экскурсоводов.

Последние несколько лет в подобном режиме и действовал карауленский комплекс, принимая ежегодно по 1500-1600 посетителей. С дооборудованием на небольшие деньги.

Общественники поняли, что даже не имея особых средств, на энтузиазме и трудолюбии можно браться за такие проекты. Но на первом, начальном уровне реализации инициативы.

Прошлым летом Игорь Бурмак задался целью проехаться по всем обустроенным российским пещерам. Побывал в Новом Афоне, Воронцовской, Каповой, Кунгурской полостях, конечно, у симферопольских коллег-общественников, 20 лет назад начавших обустройство Мраморной. Когда спелеологи во главе с Александром Козловым открыли эту пещеру, они поставили сторожей и никого туда не пускали. Зато сегодня этот комплекс лучший в стране. С редкостным кальцитовым убранством и классической музыкой. В пещере богатейшая палеонтологическая коллекция, работает научный стационар. На поверхности комплекс располагает полным набором услуг и инфраструктуры.

Конечно, Крым — не Сибирь. Но, как уяснили для себя красноярцы, в обустройстве пещер все надо делать на самом высоком уровне — технологическом, культурном и правовом. Самодеятельность здесь неуместна.

Одной инициативы мало

Все годы, что общественники занимались Караульной, они руководствовались договором о сотрудничестве с учебно-опытным лесхозом СибГТУ. Сегодня биостанции, к которой прикреплялся комплекс, в составе лесхоза нет. Под вопросом оказался договор с университетом на взаимодействие. По постановлению администрации края «Об установлении охранного режима и границ памятника природы» Караульная на десяти гектарах защищена: здесь запрещены вырубки леса, строительство дорог и прочее. Но для природоохранного, научно-рекреационного комплекса пещера Караульная в пределах гектара нуждается в долгосрочной аренде. Общественники обращались по этому поводу в ректорат СибГТУ, однако ответа не получили.

— Дальнейшее оборудование комплекса, формирование инфраструктуры маршрутов потребует немалых вложений, — говорит Игорь Бурмак.— А без должной правовой защиты инвесторы на это не пойдут.

Усилиями спелеолюбителей уникальный объект природы спасен — летучие мыши после многолетнего отсутствия стали возвращаться сюда на зимовку. Обществу предлагается проект обустройства пещеры — памятника, музея, научного стационара. Теперь эта инициатива общественников нуждается в поддержке властей края и города.

В Красноярске есть театр оперы и балета, «Бобровый лог», другие достопримечательные места культуры, спорта и отдыха. А обустроенного под посещения пещерного комплекса нет. Так пусть он будет на Караульной, и пусть его не покидают вернувшиеся летучие мыши — украшение эмблем всех спелеологов в мире.





  •